14:41 

Взломай меня, если сможешь - 2 (ориджинал) - 1-5 главы

Мятная панда
Автор: Мятная панда
Беты (редакторы): arkaam

Описание:
Вышедший на тропу коммуникабельности хакер и открывший свою душу ботаник. Новая локация – универ. У них до сих пор мало общего, разве что - любовь. Смогут ли они сохранить её и справиться со всеми трудностями? Тем более на горизонте собираются тучи…

Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Фантастика, Детектив, Экшн (action), Психология, POV,Hurt/comfort, Стёб, Учебные заведения
Предупреждения: Нецензурная лексика, Underage
Размер: Макси
Статус: в процессе

~Ссылка на фикбуке~


Глава первая или Ванильная повседневность, горькое будущее
Алоха! Давно не виделись! Столько всего произошло, даже не знаю с чего начать…

Я – Кит Фишер, ахуенный хакер, заполучивший недавно одну рыжую моську и спасший планету… Опустим, что в жопу её завел именно я. Так вот, я поступаю в универ! Даже не так! Мы поступаем в универ! Прощай, планета-деревня, здравствуй, большой мир.

Кстати о мире. У нас же тут революция случилась. Я сам о ней узнал через неделю от основных событий – деревня, блин. Часть Совета ушла на пенсию, часть осталась, но глава сменился на некого Фаз Нараана. И вишенкой на этот революционный тортик является то, что за сталкерами прекратилось преследование и даже отловленных выпустили. К слову, моя ненаглядная родительница так и не объявилась…

Преследование прекратилось, но всем сталкерам помечают инфокарты и внедряют в них дополнительную фичу, отслеживающую все её действия. Мы с Эриком не были идиотами и по первому зову нового правительства не шелохнулись, и по второму, и по третьему… В общем, никто о нас всё ещё не знает. Сегодня они инфокарты помечают, а завтра снова ловят тебя для лабораторий, ну их, неопределенных, на хер.

Такие дела в моем королевстве. Квартиру пришлось продать под напором двух семей, чтобы на каникулы и праздники мы возвращались к ним, а не запирались в своих четырех стенах. Мой папаня неплохо сдружился с четой Нейманов – помог Оливии устроиться на работу, так что все три брата на него надышаться не могут.

И вот мы в пути: коробки отправлены, глаза родительские выплаканы. А уматывать с планеты ещё нужно, потому что этого розового ванильного сиропа я больше не выдержу. Слишком быстро и слишком много дорогих людей появилось за короткое время, непривычно это. Как же я скучаю по моей асоциальной жизни…

– Кит, помоги с сумками? – что-то тяжелое рухнуло мне на колени, вырывая из прямого репортажа в никуда. Я поднял лицо, скользя взглядом по хрупкой фигуре, которая наконец-то перестала кутаться в бесформенные одежды, и наткнулся на зеленые глаза моего рыжика.

– Уже прилетели? – я подхватил сумку и потянулся за второй.

– Я удивляюсь твоей способности так хорошо засыпать на короткое время, – Эрик натянул кепку и взял последнюю, четвертую сумку. Хорошо, что большую часть мы отправили в общагу ещё неделю назад. – Всего-то пятнадцать минут летели от станции.

– Ты же знаешь, что я всю неделю не спал – доделывал последнюю работу.

– Правильно, сейчас учеба начнется. Лекции, семинары, практики, да и люди все новые… Мы обязаны с кем-нибудь познакомиться!

Я промолчал. Вообще, я-то не против, очень даже за, но до меня только недавно дошло, что Эрик в новом стиле выглядит весьма привлекательно, ещё и лицо больше не прячет. Я видел эти провожающие взгляды на улице… Не думал, что могу так ревновать.

Лайнер доставил нас прямо на крышу общежития, как и несколько сотен других студентов. Ещё в полете ощущалась неловкость – в столице прям чувствовался пафос. Мы-то с Эриком прилипли к окну на станции, всё разглядывая, когда как большая часть народу чуть ли не зевала, скучала и медленно брела по своим делам. Их вид явно отличалась от привычного, кто в чем: странные формы, многоцветные глаза и волосы, генная модификация тела – уши, когти, клыки, сверкающая кожа, железные или золотые вставки… Сжимающаяся галактика, мы даже видели делегацию в титановых доспехах! Идет вся эта бравая толпа с покерфейсами, ничего не замечает, что-то читая в голоочках, и мы у стеночки – серые, маленькие и неприметные. Деревня…

И это мы ещё инопланетян по обмену не видели. Хоть космос открыт и доступен каждому, мало людей путешествует в иноземные галактики – там слишком «не так», на любителя. А наша с Эриком Солнечная система так далеко, что инопланетяне туда и не сунутся, даже если решат захватить человечество.

В общем, это надо пережить, влиться и привыкнуть. Но первый шаг, сука, как обычно самый тяжелый. Ладно хоть Эрик, кажется, не паникует – ведет себя мило-тихо с тех пор, как мы отправились в галактику-столицу.

– Быстрей бы пары начались, я не могу дождаться! – в который раз за утро порадовался рыжик.

Мда, клинический случай. Ботаник – это навсегда.

Идентификаторы от комнаты у нас уже были, и мы не пошли за основной массой, которая не удосужилась зарегистрировать по Сети, а направились сразу вниз к жилым помещениям. Впрочем, эта высотка, как и несколько соседних, вся состояла из жилых помещений. Целая планета была отдана под университеты. Общежития для преподавателей и студентов, улицы библиотек разных направленностей, подземные лаборатории, парящие на антигравах острова с клубами и кафешками, спортивные учреждения на любой вкус, магазины, центры дополнительной занятости – всё для учебы, подработки и отдыха. Где-то седьмая часть планеты отдана под филиалы именитых и не очень компаний, где можно будет проходить практику. Для компании – рабы, студентам – стаж и рекомендации, а может и должность в настоящем офисе... но это только на третьем курсе.

Система, отработанная столетиями – давно налаженная, но до сих пор совершенствуемая. А главное – в столице!

– Наш этаж, готов? – Эрик радовался не меньше меня, чуть пихнув в бок всё той же кибер-рукой. Ой, сколько он из-за неё натерпелся!.. Остальные Нейманы случайно узнали об этом и чуть ли не на руках тогда отнесли Эрика в больницу, но рыжик уперся. Даже я его просил убрать протез и отрастить, наконец, нормальную конечность, но нет - ему нравилось, да и деньги всё так же платили за тестирование. Ладно хоть, технология не сильно опасная.

Подъемная плита зависла напротив открытого коридора, который вел в общий холл трёх комнат – не самый бюджетный вариант планировки, но и не самый крутой. Я-то предложил Эрику оплатить этаж, где только одна комната, точнее даже целая квартира, но он снова взбрыкнулся из-за денег, да и напомнил о том, что круто было бы попробовать иметь соседей. Ему-то не привыкать, а я до сих пор с ужасом вспоминаю его бабку-соседку и остальных жильцов этажа.

Раздвижные двери разъехались, впуская нас внутрь. Общая комната оказалась небольшим помещением с кухней и мягким уголком: диван, два кресла, повернутые в сторону настенного дисплея. Больше ничего, но это наше место на ближайшие семь лет, так что мы были вправе обустраивать эту комнату по своему вкусу, точнее, по вкусу шестерых парней. Двери в комнаты располагались в стене напротив, а из-за одной даже доносились голоса. Приближающиеся голоса…

Мы с Эриком напряглись, замерев в центре холла.

Вот какого черта? Я так много тренировался этой коммуникабельности (ни с кем так и не задружился, но не суть)… Легко общаться с людьми, которых больше не увидишь, а с этими красавцами придется иметь дело очень долго и если не выгорит – прости-прощай веселое и социальное студенчество!

Дверь резко распахнулась, явив двух молодцев во всей красе. Лицом к лицу. Наши соседи даже сделали попытку с интересом улыбнуться, оглядывая нас, а я понимал – всё, щас меня переклинит. Он же желтый. Чувак слева желтый! Инопланетянин! Живой и желтый…

И глаза на девяносто градусов повернуты. Три штуки. Моргают… Эрик тихо-тихо застонал. Сжимающаяся галактика!

Тем временем первый в моей жизни представитель иной расы позволил себя даже пощупать – нависнув над нами своими почти-двумя-метрами, выставил руку для пожатия. Шестипалую.

Всё. Мой тормоз слетел.

– Вы нас простите. Мы из деревни: пугливые, тихие, не привыкли видеть, – я опустил глаза на желтую руку, – и трогать. Хорошо в обморок, аки девы невинные не попадали. Ты только не обижайся, давай дружить, желтый пришелец?! Ой… Это было грубо… Надо по имени. Имя. Имя…

Пришелец недоуменно повернулся к парню справа, а я уже вовсю ломал местный сервер под круглые глаза последнего и вытаскивал данные из базы. О, а вот и желтый, то есть Бриф.

– А фамилия? – я тыкнул свободной рукой в изображение его карточки в голографическом интерфейсе своей инфокарты.

– Э-э-э… – пришелец вконец растерялся.

– Кит, может, они сами представятся? – Эрика, кажется, отпустило: хоть лицо и было бледное, но на его губах дрожала неловкая улыбка. Мило… вот бы утащить его в нашу комнату.

– Точно! – я спохватился и театрально ударил себя ладонью по лбу. Перестарался и звонкий шлепок трижды отдал эхом в полупустой комнате.

Несчастный инопланетянин ни жив, ни мертв, кажется, я что-то сделал не так. Но на помощь пришел второй студент – типичной восточной внешности молодой человек с темными волосами и глазами. Низкий рост и фигура недокормленного ребенка – мы с Эриком даже крупные по сравнению с ним.

– Это Бриф, мой друг по Сети, приехал к нам по обмену учиться. А я – Юн Рихтер. Наша комната 353-2, – он смело улыбался и расслабился быстрее нас троих, будто и не замечал творившегося неадеквата. – А вы?

– Кит Фишер.

– Эрик Нейман.

Мы поочередно пожали руки ему и Брифу, и стояли все такие познакомившиеся, но всё ещё немного охреневшие, кроме, конечно, недокормленыша. Желтая рука, кстати, оказалась приятной и скользкой, будто тело дельфина.

– У нас просто нет фамилий, – пробубнил Бриф. Не тормоз, медленный газ – всё ясно!

Юн прыснул и резко притянул к себе соседа, тиская того за короткий ёжик темно-желтых волос. Бедняге пришлось сильно наклониться, но он даже не возражал.

– Он стеснительный, только ради меня и приехал.

– Так мы тоже, – я также притянул Эрика поближе, – не социальные. Сколько общего, невероятно!

– По-моему, ты один тут социальный, – тихо пробубнил Бриф, но тут же сделал смиренное лицо и переключился на Юна. – Давай уже распакуем все вещи?

– Ты просто хочешь поиграть по Сети, – закатил глаза его друг. – Ну уж нет! Эй, – он радостно обернулся к нам, – может, дождемся ещё двоих и пойдем куда-нибудь? Вещи подождут!

Мы с Эриком переглянулись и синхронно кивнули. Жизнь-то налаживается! Социализируется!

***


Я отбросил от себя последний камень, стряхнул щебень с головы, оглядывая, в какие руины превратился кабинет. Кто-то слева тяжело кряхтел, тоже выбираясь из-под перевернувшегося стола. Свет отрубило, только тусклое мерцание двух инфокарт освещало комнату.

– Что произошло? – Аки оказался рядом со мной, потирая рассеченный лоб.

– Так. Сохраняйте спокойствие! – препод тоже выглядел жутко удивленным и напуганным. Мелькнувшее предположение, что новая, невероятно реалистичная система проверки безопасности, явно не подходило действительности.

С улицы послышались крики и выстрелы.

Все притихли, не веря, что происходит что-то страшное на этой-то безопасной планете, прямо посреди учебного дня. Никто не хотел подходить к окну и проверять, а тем временем крики усиливались…

Знал бы, что дальше будет, то радовался бы каждому спокойному деньку… Но это ж не в моём стиле, просто так у Фишеров ничего не бывает, обязательно надо во что-то вляпаться и переругаться до кучи!..

Осталось всего три тихих месяца до текущего момента, когда Эрик бросил меня…



Глава вторая или Три с половиной человека
– Может, сюда? Недалеко и недорого. – Эрик увеличил изображение кафешки на общей карте, проецируемой с казенного дисплея.

– Он мясной… Мне бы хоть чтоб один салат был или фруктовые тарелки, – виновато отозвался Бриф.

– А рыбу тоже не ешь? – кажется, я задал ему уже сотый вопрос.

В своё оправдание скажу, что это первый инопланетянин, виденный мною вживую. Это же галактический грех, если бы я упустил свой шанс и не расспросил у него обо всем. Вообще обо всем: все ли они желтые (все, оттенки различаются по возрасту); ел ли он людей (говорит, что нет, но надо перепроверить); сколько у него пальцев на ногах (удивительно, но там всего четыре штуки на конечность, показывать отчего-то постеснялся); может ли он дышать под водой (посмотрел, как на идиота) и многое другое...

Желтый вздохнул, перевел взгляд на веселого Юна и отрицательно помотал головой.

– А вот! Кухни народов мира, – я перекатился с дивана на пол и указательным пальцем тыкнул в координаты на общей карте.

– А это что?.. Цены? – Эрик пролистнул меню, пестрящее нулями, и метнул в мою сторону гневный взгляд. – Нет!

Эх…

За два года я мог бы и привыкнуть обращать внимание на цены. Тем более, что в столице, кажется, они на порядок выше.

От нечего делать мы решили выбрать, куда всё-таки наведаемся, когда явятся опоздуны. Час с хвостиком уже ждем: и ни кафе не выбрали, ни парней не дождались. Я, пока Эрик не видит, ещё раз тихонько пнул местный сервер и вытащил номера их инфокарт. Эти два оболтуса, судя по всему, на крыше. Два месяца висела регистрация комнат в Сети и выдача ключей, закрылась пару дней назад – неужели нельзя было всем пройти её так, а не по старинке. Ладно хоть там роботы обслуживают – так уж точно быстрее.

Воспоминания о роботах разбудили только уснувшую грусть по Эфу и мелким ботам. Понятное дело, что в комнате общаги им нет места, да и Мария, сжимая с хрустом одного мелкого в кулаке, что-то там шептала про самостоятельность, а Эрик раз двадцать уточнил, чтоб я ни одной железки не брал. Так что Эф теперь помогает Нейманам, а мелкие бегают у отца в кабинете. Если припечёт – соберу, конечно, и ещё одного… но по своим уже родным железякам ужасно скучаю.

– Блин, жаль фильтр не работает! Точнее, работает, но кто-то сбил все тэги кафешек, – Эрик пролистывал уже третью страницу с заведениями. – И чего я удивляюсь? Это же общага айтишников, хакеров и железников… – с тоской прошептал он.

– Кстати о хакерах. Кит, я видел, ты уже что-то умеешь. Учился сам? – Юн плюхнулся на пол рядом со мной.

– Да так. Чуть-чуть, – я махнул рукой, улыбнулся и пытался не облиться потом. Обещал же Эрику сильно не выделяться, но натура берет своё. – С детства изучал безопасность, так что как-то само? – я скорее спросил, чем ответил, хлопая глазами. И хорошо, что Юн понял намёк и дальше спрашивать не стал, только ещё раз улыбнулся.

– Кажется, нашел! – Эрик аж подпрыгнул, потрясая рукой с инфокартой. – Только оно в каком-то переулке, внешне выглядит ужасно, но меню на любой вкус, точнее вообще на любой – готовят то, что попросишь. Средний чек потянут все. Ну как?

Бриф через пару секунд кивнул, как и Юн. А мне было уже насрать – я просто хотел XXL-порцию любой съедобной нямки и побыстрее!

За общей радостью я пропустил момент и перестал следить за точками-недостающими-студентами: и вот одна уже совсем рядом, а вторая вышла из зоны видимости. Блин, если мы ещё хоть десять минут тут будем пылиться, я съем кого-нибудь!

Дверь тихо отъехала, являя, наконец, героя, великого опоздуна, спасителя, регистрации-комнаты-победителя!

Я кинулся в его сторону, тут же падая ниц.

– Наконец-то ты пришел! – я сделал деланный вздох и воздел руки к вошедшему студенту. Благо обычного телесного цвета – на вид вполне человека. Что ж, инопланетяне наш этаж не захватят – уже хорошо.

Студент сделал неуверенный шаг назад и начал усиленно сверять с табличкой в коридоре и своими данными инфокарты. Нет, дружок, ты с нами!

– Кит, тебе только цветка не хватает для очередного марафона. – Мне показалось, или в голосе Эрика были нотки ревности? Хм, универ обещает быть всё интереснее.

– Вставай, социальный, – желтая рука в третий раз оказалась перед моим носом, и я уже без опасений принял её.

– А где твой сокамерник? – Юн тихо прыснул со своей же шутки.

– А… этот панк… – новичок всё-таки решил войти, проходя мимо и втаскивая за собой огромный чемоданище. – Он сказал, чтоб его не теряли и не искали, и по возможности, от преподов и коменданта прикрывали.

– Прикрывать от преподов ещё ладно, но от системы контроля жилого отсека? Это же искусственный интеллект! – кажется, Эрик поразился, когда как все вокруг расплылись в улыбках. Нейман понял общее настроение и тихо пробубнил что-то о хакерах, а я прям почувствовал себя в своей тарелке.

– Мы тут собрались в кафе, только тебя ждали, – Эрик решил сменить тему.

– Меня? – новичок даже оглянулся через плечо, совершенно не пряча удивленное лицо.

– Тебя-тебя. Как звать-то? – Юн указательным пальцем подцепил кожаную куртку с дивана и принялся одеваться.

– Аки. Аки Эберт.

– Ну, давай знакомится, Аки, – Рихтер был явно приятным и компанейским парнем, принимая окружающие глупости за игру, если бы не инопланетянин за плечами с тяжелым взглядом собственника, то его харизматичность всех бы давно расслабила. А пока было всё-таки немного неловко.

Мы снова представились.

Чувствую я, к концу недели своё имя буду или скороговоркой выпаливать, или сооружу себе гравитационную табличку над головой.

Когда все вышли, наш отсек автоматически заперся, а в журнал электронного коменданта свалилась запись о полной заселенности этажа и нашем походе. Мда, хоть и сделано для безопасности, но всё равно неприятно, что ведется запись приходов-уходов, да ещё и отсылается родителям раз в неделю. Почти взрослые, ага. Так и хочется хакнуть, но что мне это даст? Отсутствие себя в этом журнале ещё хуже.

На гравитационной плите мы спустились вниз. Здания стояли так плотно, что оттяпывали огромные куски неба, не говоря уже о том, что солнц было практически не видно. Освещение нижней части планеты не выключалось никогда, поэтому высотки не доставляли дискомфорта, разве что мы с Эриком – непривыкшие, чуть ёжились проходя мимо этих «скал». Как и ожидалось, детей и стариков не было, иногда попадались, видимо, преподы в возрасте, но совсем немного. Обычно люди за двести предпочитали отправляться в путешествия, а не пичкать своими знаниями молодые умы.

Пару раз нам попадались инопланетяне, чаще в группах своих же. Всех расцветок и форм – галактика удивительно разнообразна. Я старался не пялиться, но всё равно исподтишка рассматривал и грудастых розовых девиц с белыми волосами и хвостами, и пару бледно-зеленых спокойных парней со светящимися рожками, и низких, похожих на детей студентов с цепкими, злыми глазами. Желтые, как наш, тоже были, заинтересованно посматривали на Брифа, но не подходили к облегчению последнего. Я точно слышал тяжелый вздох с его стороны, он так и жался к Юну. Это не моё дело, но что-то у них нечисто…

Мы свернули в очередной переулок, уже менее пестрящий рекламой с редкими обитателями и наконец-таки вышли на то самое заведение. Животы синхронно заурчали в преддверии обеда. Даже ужасный вид этой… лачуги… не мог отпугнуть. Встроенное в высотку полу-разваленное одноэтажное здание - даже в нашей деревне не водилось таких пристроек-пережитков. Но раз Эрику нравится, то пофиг.

Все вокруг как-то замялись, и я решил блеснуть геройством. Почти выпятил грудь, почти сделал широкий шаг, почти бросил меткую фразу, но новичок оказался шустрее – его светлая макушка пронеслась мимо, и вот он уже герой.

Обидно. Ладно, я тебе это запомню, шустрик.

Он заглянул внутрь, а затем и полностью скрылся в темноте заведения. Мы последовали за ним, протискиваясь в обычную старую дверь без всяких датчиков, над головами что-то мелодично звякнуло. Я успел рассмотреть лишь струнную конструкцию из ниточек и сверкающих цилиндров, как уперся в спину Юна.

Ого! Внутри царила чистота и уют, будто к любимой бабушке в гости заглянул. Им бы лицо заведения отреставрировать: шику-блеску навести и за такие деньги отбоя от студентов не будет!

– Ой! – раздалось со стороны барной стойки, и оттуда показалась макушка, впрочем, её даже рассмотреть не удалось – нечто ринулось прочь в подсобное помещение. А мы – цари такие, гости долгожданные, так и остались стоять одни-одинешеньки.

– М… Может, они не работают? – неуверенно прошептал Аки.

– Ага, закрылись в позапрошлом веке, – также тихо подтвердил я.

Тем временем макушка вернулась и даже вышла на связь:

– Добрый день, что будете? – раздалось из-за стойки. Мы неуверенно подползли ближе, ожидая увидеть очередного инопланетянина, но нет - макушка принадлежала обычной девчонке – чуть младше моей сестры. Лицо такое серьезное, даже блокнотик в крохотных ручонках.

Первым не выдержал весельчак Юн, чуть прикрывая рукой рот, он медленно сполз вниз:

– А готовить твои подружки из школы будут?

– А есть кто из взрослых? – осторожно поинтересовался Эрик, с волнением глядя на меня.

Ммм, что-то мне и есть перехотелось… Как давно мы не были вдвоем! После продажи квартиры прошло две недели. Две недели без секса!

– Есть, – кивнула она, чуть поджимая губы, и снова приоткрыв дверь в подсобку, крикнула внутрь: – Папуля, тебя видеть желают!

Послышались жуткие тяжелые шаги, а затем дверь открылась полностью и, чуть пригибаясь в проеме, появился… великан. Небритый, с кулинарной лопаткой в руке и розовым фартуков поверх спортивного костюма. Пять пар глаз остановилось на заплатке, коряво пришитой поверх дырки. В виде сердца.

Внутри меня началась борьба между страхом за жизнь и тряской от сдерживаемого хохота, мурашки обоих сортов прокатались по телу. Вот это заведеньице, Эрик – молодец, от него другого я и не ждал.

– Вы пожра… покушать? – раздался грубый и задумчивый бас. – Ща надиктуйте тут кто чё и садитесь мелюз… студенты дорогие… пожалуйста… – «папуля» кивнул сам себе и ушел обратно.

Никто так и не решил заговорить с ним. Да и вообще, можно выдохнуть. Выжили, как-то.

– Может… уйдем? – первым голос подал Аки. Остальные закивали в ответ, Эрик даже вцепился в мою руку своей кибер-рукой. Чего он боится-то?

– Да ты что?! Нет-нет-нет! – я замахал руками. – Я такое ни в жизни не пропущу. Что мы теряем?

– Нам завтра на церемонию открытия, я не хочу отравиться. Что-то мне подсказывает, что это будет смертельно! – не унимался новичок. Чего-то он пуганный.

– Так! У меня с собой спрей – я поделюсь, если что. Ребята, неужели вам не любопытно?

Я сделал умильные глаза парням. Первый сдался, конечно же, Эрик, махнув рукой он подошел к стойке и заказал кусок мясного пирога. Желтый с Юном переглянулись и тоже что-то заказали. Остался только дерганный.

– Давай, Аки, где твоя тяга к приключениям?

– Отбило. Ещё в детстве, – он вздохнул и всё-таки сделал заказ.

– А вам? – огромные глаза ребенка остановились на мне.

– А можно заказать всё-всё?

– Скорее да, чем нет, – она пожала плечами.

– Тогда пусть ваш шеф-повар удивит меня чем-нибудь вкусным и желательно в виде большой порции.

– Удивительного и побольше, – кивнула она, а я пошел к своим за столик у окна. Точнее, у заколоченного извне окна: пара полосок света едва пробивалась, поэтому в кафешке сохранялся полумрак. Для меня оставили место на диване возле Эрика, или сам Эрик его занял? Я приземлился рядом.

– Что заказал? – спросил он.

– Без понятия! – я улыбнулся во все тридцать два, оглядывая, вроде как, повеселевших остальных.

– Ну! Еде ещё готовиться, так что, может, каждый немного расскажет о себе? – предложил Юн. – Я начну. Только прежде вопрос! Признавайтесь, среди нас есть сталкеры?

Сердце замерло где-то в жопе. Каких же усилий стоило не поменяться в лице. Так, блять, в лоб ещё никто не спрашивал!


Глава третья или Хухренья в бульончике
Мы напряженно молчали, переглядываясь.

– Нету, да? – кажется, расстройству Юна не было предела, будто он верил во что-то, а жизнь его обломала, да ещё и по почкам отпинала для профилактики.

– А сам? – не удержался я. – Неужели сталкер?

Рука Эрика под столом больно ткнула меня в ногу.

– Нет. Просто сейчас с этим получше, а я всегда мечтал познакомиться со сталкером, посмотреть, как выглядит этот загадочный ОлдНет… Говорят, там возможно всё, – мечтательно произнес Юн.

– Завязывал бы ты с этим, люди оттуда не возвращаются! – буркнул Бриф. Видимо, у них эта тема всплывает не впервые.

– А я слышал, там души тех, кого тогда в Сети заперло, – я не унимался, за что получил ещё один тычок.

Эрик, блин, если мы будем молчать – будет только хуже!

– А я – что это глюк инфокарты. Намеренный, чтобы отбирать себе на опыты людей. Придумали вот такой законный способ, – вмешался Аки.

– Первый раз такое слышу, – удивился Эрик, но тут же осекся. – А что ты там говорил про знакомство?

– Точно! – Юн придвинулся ближе. – Начну с себя! Я с Атмиса, это в соседней солнечной системе, единственный сын в семье.

А весельчак, значит, из столицы. Странно, одет, вроде, нормально, даже обычно, совсем не то, что мы видели на станции. Тем временем Рихтер продолжал.

– Мои предки – врачи-инженеры, но я решил в эту ерунду не лезть, а заняться программированием капсул полного погружения со специальностью игровых приложений. Люблю читать и играть до потери пульса. С последним даже не шучу: если вдруг подумаете, что не видели меня пару дней, значит, я снова увлекся. Буду благодарен, если напомните мне, какой там день… месяц… год… Хотя, сейчас Бриф рядом, – он улыбнулся желтому, а тот, честное слово, позеленел в щеках. Это он типа «покраснел» так?

– Я точно также, как он, только с чувством меры, – закатил глаза инопланетянин, – и саханиец.

– А я всё гадал с Сахи ты или с Валлона! – Аки не слышал моих расспросов в общаге, а судя по горящим глазам новичка, Брифа ждет очередной допрос. – А я с Саммера… Это у черта на куличках. Единственный в семье, люблю… ммм… гулять по Сети.

Ой, знаю этот уклончивый ответ. Кажется, я нашел ещё одного хакера! Гуляет он по Сети, как же!

Я понимающе улыбнулся, отчего Аки отвел взгляд и замолчал. Эрик решил, что тот закончил и перенял инициативу. Моему рыжику так и не терпелось пообщаться. Ещё бы, из-за терроризировавшего Райана, а потом наших приключений, экзаменов и прочего, ему было не до друзей.

– Мы с Китом с Саеде, это, кстати, соседняя с тобой солнечная система, – он улыбнулся Эберту, – так что мы тебя вроде как понимаем. Я третий и младший сын…

– Что? – Юн не сдержался, расширив глаза.

– У нас с этим не так строго, как в центре, – Эрик махнул рукой.

Действительно, три ребенка в семье – это очень много. Часто люди себе в принципе не могут позволить потомство – защита человеческих галактик от перенаселения и жесткий контроль количества. Но чем дальше ты от центра, тем больше детей можешь иметь: так и окраины наполняются, и центр не разрастается.

– Я хочу получить две специальности: основную - по роботостроению, и побочный сертификат архитектора. Люблю читать и учиться, – Эрик посмотрел на меня, как бы давая слово.

Я кое-как затолкал фразу: «Я – великий и ужасный повелитель Сети!», чуть не сорвавшуюся с языка.

– А я – безопасник. Взламываю и защищаю – специальность соответствующая. У меня есть младшая сестренка, – я на мгновение задумался, а потом резко притянул к себе Эрика. – А этот парень – мой!

Это сейчас улыбка у Брифа на мгновение скользнула? Мои социальные навыки подсказывают, что он считал или меня, или Эрика угрозой для Юна. О, Космос, это ж любовные треугольник… квадрат. Или пятигранник! Я аж возликовал от этих чисто человеческих, хоть и локальных отношений, сложившихся всего за пару часов. То ли ещё будет! Лишь бы не устать от человеков раньше, чем выпущусь. А то сейчас будет такое перенасыщение, что я потом лет десять снова выходить из квартиры не буду.

Тем временем, остальные переварили информацию: Юн улыбался, Аки краснел, а Бриф расслабился. Только вот Эрик чуть насмешливо поглядывал на меня: он злится или нет? Вроде нет?..

– Жрать… Кушать подано! – чувак, который «папуля» с сердечком, так резко материализовался, что я чуть на Эрика не залез. Но они на пару с дочуркой только лишь расставляли тарелки. Эрику его пирог, желтому какие-то травки с овощами, Юну сладкое пирожное, Аки что-то печеное, а мне…

Еба-а-а-ать… Ну кто ж за язык-то тянул идиота?!

Я смотрел в свою тарелку, а нечто из тарелки смотрело на меня.

– Ч… Что это? – я вжался в сидение, подальше от этих щупалец, вываливающихся из бульона.

– Хухренья, – «папуля» то ли выругался, то ли издевался.

– А?

– Хухренья, бля. Те чё-то не нра?..

– Папуля, ну-ка цыц! – девчонка встала между нами. – Это хухренья. Птица такая. Очень вкусная!

Я посмотрел на остальных, думая, что попал в какое-то шуточное шоу, но мои новые друзья или были космическими актерами, или правда пребывали в синхронном с моим шоке.

– Хухренья? – переспросил я.

– В бульончике, – подсказала девчушка, вкладывая вилку в мою дрожащую руку.

Я как придурок улыбнулся. Ладно, чего уж… Если что – с собой аптечка. Пара минут, и скорая прибудет. Я и не таким питался, пока Эфа не собрал.

– Ты что, это есть будешь? – прошипел Эрик, когда шеф-повар с дочкой важно удалились.

– Я голодный!

– Но не до такой же степени! – возразил рыжик.

– Кит, не делай этого, ты – отличный парень! Живи! – Аки хотел перехватить мои руки, но не успел – я уже насадил кусочек хухреньи на вилку и отправил в рот. Все замерли, кажется, даже мой живот до последнего не верил, что ему придется переваривать эту… хухрень.

Нежное мясо, с приятным ароматом трав скользнуло в горло. Я сглотнул.

– Ну? – Юну прям не терпелось, он еле прятал улыбку.

– Подозрительно вкусно для такой нелицеприятной птицы! – заявил я, сам уходя в глубокий шок. Выглядит, как нечто слизкое, а на вкус – нежное и мягкое. – Хотите попробовать?

Я хотел пододвинуть к ним тарелку, но все резко отодвинулись с бормотанием «Нет, нет…», и принялись за свои порции.

Ну и ладно! Мне больше хухрени достанется!


Глава четвертая или Летающий фрик
«Как быстро время летит», - думал я, глядя на проплывающие облака между других высоток. Трёхсотый этаж, а всё равно ниже кучи зданий. В итоге пейзаж за окном крайне уныл: дымка, облака, блестящие высотки и иногда сереющие петли дорог, окутанные уличными фонарями, где-то очень далеко внизу. Мои внутренние часы совершенно прихуели из-за смены поясов, нового количества часов в одном дне, двух предыдущих недель, когда я упахался не хуже разведывательного робота (а те вообще не спят). Хвала энергетикам и мечтам о совместной с Эриком жилплощади без его братьев и мамы, экзаменов, моей заботливой сестры и прочих отвлекающих факторов!

Мы долго просидели в той кафешке: болтали, рассказывали про жизнь на своих планетах. Но хоть локации разные и даже расы, но у всех одни и те же проблемы: родители, любовь, учеба, смысл жизни… как накачать мышцы. Так я и не записался в качалку… Молодец, Кит, хоть спустя два года вспомнил!

Когда возвращались, у меня то и дело спрашивали о самочувствии. Эрик вообще первым делом из коробок выудил свою аптечку. Но как я уверял их, так и уверяю сейчас вас: хухренья – просто обалденно вкусная птица с щупальцами! Остальная еда всем тоже понравилось, и поэтому та лачуга автоматом получила звание: «Место встречи изменить нельзя».

Эрик утопал в душ, к сожалению, единственный на этаже, поэтому я не рискнул пойти за ним. Лучше уж в комнате завалю чистенького. Да и вообще душ здесь – коробка на пять минут светового расщепления. Центр – вода только для готовки и питья. Всё-таки в деревне есть свои плюсы: в нашем семейном доме можно было иногда шикануть и принять душ с водой, или даже ванну.

У меня было пять минут, и я уже знал, что буду делать – эти сволочи точно меня потеряли.

Дисплей мигнул заставкой чата и выплюнул из динамиков непрерывающийся поток пикающих сигналов. Мля-я-я-ять… сколько ж личных сообщений. Нужно было хоть статус в ХСО об отсутствии на две недели поставить…

Малыш: Ах ты сука ёбанная. Ну посмотрите-ка кто приполз!
Блонди: Я же говорила, что он вернется. Они всегда возвращаются, хи-хи=)
Изюм: Так вот, скопировал я данные с его сервера, а он как разорался: ты чёёёё, это же секретная информация, бла-бла-бла.
Изюм: О…
Малыш: Давай, оправдывайся!
Рыбак: Мда… «Привет ребята!» не проканает?
Малыш: Как же я тебя ненавижу. Мало того, что в Шах-Ки не играл со мной целую вечность, так вообще пропал, собака!
Блонди: Мальчики та-а-а-ак по тебе скучали, даже думали отряд нанять!
Рыбак: 0_0 надеюсь, не наняли? Не надо привлекать ко мне внимание гильдий наемников!
Блонди: Ну-у-у-у..)))
Малыш: Не сцы, не наняли, чай не дебилы. Где был, падла?
Рыбак: Моя жизнь тут немного изменилась, я временно не беру заказы, только двоих заказчиков веду.
Малыш: Да ты ж в бегах!
Блонди: Ого! Или ты спасаешь планету от очередного катаклизма?
Блонди: Ммм… Нападение роботов?
Рыбак: Она совсем свои таблетки перестала пить?
Малыш: А как я эту дуру по-твоему заставлю?
Блонди: ^_^ мы может встретиться!
Рыбак: Изюм? Ты чего молчишь?
Изюм: Дуюсь.
Рыбак: Только не сдувайся, это опасно!
Изюм: Ха-ха…
Малыш: Умоляю, Космос, только не сопли, только не в нашем чате. У этого чата сейчас яйца отвалятся!
Блонди: Эй!
Рыбак: Изюм, ну Изюмчик, хочешь, я тебе свой проект какой подгоню? Ну не дуйся!..
Изюм: Нууу… Два проекта!
Рыбак: Окей! Но ребят, я честно хотел, ну никак вообще. Две недели пролетели, будто я только вчера заявления на увольнения писал…
Малыш: А у тебя вообще всё норм?
Рыбак: Да-да, наоборот, всё теперь просто супер!
Малыш: Блять, тогда харе уже разводить эту ебетень! Пошли в Шах-Ки:)
Рыбак: Ммм… завтра?
Малыш: Ну ты олееееень… Ну как же я тебя ненавижу…
Изюм: Я с тобой сыграю!
Малыш: Ты ж как лох в неё рубишь, прямой как доска!
Изюм: А вот и проверим, или… струсил?
Малыш: Гоу, я создал!
*Малыш покинул чат.
*Изюм покинул чат.
Блонди: Ты с Рыжиком сейчас?
Рыбак: Он скоро вернется=)
Блонди: Всё с вами ясно, шалунишки ^_^
Блонди: Слушай, а подключи к чату камеру, я посмотреть хочу?!
*Рыбак покинул чат.


Ну Блонди как обычно! Надо им с Малышом уже реально встретиться: один сублимирует в Шах-Ки, а вторая постоянно пошлит. Эх, ребята… хоть что-то неизменно.

Я улыбнулся самому себе, убирая дисплей на прикроватную тумбу, как раз когда дверь отъехала, являя моего рыжика во всей красе.

Он у меня точно никогда ничему не научится!

– Эрик, – начал я ласково. – Какого черта, сладенький?!

– Ты чего заговорил как герой эро-комикса? – подозрительно уставился он.

– Чего за вид, я спрашиваю?

Нейман на всякий случай посмотрел вниз, а потом снова вернул свой недоуменный взгляд.

Не понимает он… Стоит в одном полотенце на бедрах и глазами хлопает.

– Не хватало нам ещё Райанов! Если будешь так себя вести, мне придется изучить какое-нибудь кунг-фу, чтобы отбивать твоих поклонников!

– Какие поклонники? – рыжик прыснул, совершенно искренне отмахиваясь. – Не будь глупым, кому я сдался?

– На комплимент нарываешься? – я встал и подошел вплотную, снова глаза в глаза. Слава Космосу, мы до сих пор росли одинаковой комплекции (я всё ещё помню его бугаев-братьев).

– Нарываюсь… и не только на комплимент, – полотенце, задетое рукой (совершенно случайно, конечно же!) мягко скользнуло на пол, и в бедро мне уперся вставший член Эрика.

– Ты всегда возбуждаешься в душе? – я медленно обошел его и легко толкнул в сторону кровати. Намек был понят, Эрик безропотно залез на мою, уже сдвинутую с его кроватью.

Он хотел что-то сказать, но я резко обхватил его член ладонью и лег сверху. Рыжик уже и забыл, о чем мы там говорили, тут же выгибаясь навстречу моей руке. Его кожа была прохладной от полуголой прогулки, и я слегка поежился, когда соприкоснулся с ним своим торсом. В штанах стало тесно от зрелища распалявшегося чуть загорелого тела.

Коротко притянув к себе руку и поймав недовольный взгляд, я намочил её слюной и вернул на место.

– Сейчас… – прохрипел я, устраиваясь поудобней.

Я водил по его длине вверх и вниз, наслаждаясь малейшими изменениями в его лице: языком, быстро смочившим губы, подрагивающими веками и чуть хмурящимся бровям. Он глубоко дышал из-за моего веса или из-за наслаждения, или из-за того и другого; я даже начал чувствовать как сильно забилось его сердце. Какой же он всё-таки милый, и, блять, как же мы долго этого не делали! Член Эрика уж слишком быстро набрал обороты, я чувствовал его дрожь в своей руке – ясно, что он вовсю оттягивал момент и еле держался. Да и я сам, даже без прикосновений, кажется, мог бы кончить прямо в штаны.

Эрик разлепил глаза, мутно глядя на меня и требовательно высвободил зажатые между телами руки, а потом принялся бодро стаскивать с меня единственную одежду: штаны с трусами. Он долго мучился с завязками, и у меня даже мелькнула мысль о помощи.

– Даже не думай отрываться от этого дела, – проурчал он, приспуская, насколько мог, мою одежду.

Рыжика снова будто подменили: он одной рукой совершенно похабски стиснул мой зад, а второй обхватил оба наших члена и уже сам стал наяривать. Надо отдать должное – я не кончил сразу. Только за это достоин памятника!

Я навис над ним, оперевшись руками по обе стороны, чуть ли не вжимая свои бедра в его, медленно покачиваясь в такт его руке, скользя яйцами по его. Блять, как же хорошо! Чуть ли не до звезд перед глазами! За окном всё так же плыли облака и торчали многоэтажки, рука Эрика немного ускорялась, мои руки уже хоть и устали нахер, но было слишком круто, и я держался.

Рыжик, закусил губу и убрал ладонь с пылающей ягодицы – по-любому же синяк мне нацарапал, гаденыш – и чуть ли не силком засунул мне два пальца в рот.

Я посмотрел вниз, но Эрик лишь улыбался, цепко глядя на меня. Тогда я медленно очертил языком контур пальцев, а потом заглотил их полностью, стараясь оставить как можно больше слюны. Для своей же жопы стараюсь.

Эрик промычал нечто одобрительное и скользнул мне между ягодиц, аккуратно вводя один палец. Я подался вперед, стараясь соскользнуть… Черт, давно это было, чаще я сверху… Но Эрику только легче стало загонять его в меня, медленно: миллиметр, другой, третий…

А потом в обратную сторону. И снова вперед. Я был словно в тисках, зажатый между двумя совершенно разными пламенями: готовый взорваться спереди и обжигающий сзади.

В какой-то момент Эрик всё-таки задел простату, и я, не выдержав, рухнул на него, вжимаясь в его прохладное тело. Палец внутри меня отодвинулся и снова ткнул в то же место, обжигая очередной волной. Два зажатых между нашими телами члена пульсировали почти болезненно. Тогда-то Эрик решил добавить ещё один палец, медленно проникая, тут же чуть раздвигая их, сопротивляясь отвыкшим от вторжения мышцам. Я уткнулся ему в шею, заглушая вырвавшийся стон.

– Ты слышал? – тихо шепнул он так резко, что я больно сжался.

– Ты издеваешься? – я попытался снова привстать, чтобы посмотреть на эту морду.

– Да нет же. Вот опять!

Я ничего не слышал! У меня в голове стучало сердце, кипел мозг и чередовались мысли: «Надо расслабиться, попа, надо расслабиться!». Что он там услышал?

Тук-стук. Тук-стук-перестук…

– Окно… – чуть дрогнувшим голосом снова зашептал Нейман, всё ещё держа пальцы внутри меня.

Член болезненно дернулся.

– Это птичка. Хухренья наверно пролетела! Двигай рукой!..

Тук-стук. Тук-стук. Стук! Стук! СТУК!!!

Мы подскочили как ужаленные, на ходу смотря в окно.

Блять. Не хухренья, но хрень точно!

За окном была какая-то веселая морда. Совершенно незнакомая веселая морда.

Я не успел очухаться, как Эрик уже обернулся в полотенце и разрывался между тем, чтобы открыть окно, или взять вон ту большую лампу на столе. Я горестно вздохнул и, запихав опадающий член в штаны, подполз к изголовью, и под Эрикино: «Стой!», открыл окно.

Синеволосый, лохматый нарушитель спокойствия, птица Обломинго моего почти-случившего-секса и просто некий парень, чуть подтянувшись на руках, резко впрыгнул на наши кровати, а затем перекатился и совершенно по-свойски сел прямо в центре.

Наверно, это совершенно обычная ситуация для центра…

– Надеюсь, я не помешал! – оповестило это чудовище, тряхнув половиной волос, вторая половина оказалась выбрита.

– Да мы тут чай пили, спать думали ложиться, ну что ты, – я скрестил руки на груди и покачал головой Эрику, который кивком предложил мне огреть гостя лампой.

– Я честно думал подождать, но руки устали, да и член встал. Слушайте, может тройничок?

– Можно я его ударю? – спросил вмиг покрасневший рыжик, покачивая своей кибер-рукой. И, наверно, только потому, что она выглядел точь-в-точь, как настоящая, наша птичка не придала этому значения. Ещё бы! Этот парень оказался каким-то слишком спортивным. Не накачанным, а именно гибким и подтянутым. Он так и разил долбанным тонусом! Один его вид заставлял пойти в спортзал, ну или хотя бы внести это в список дел следующей неделе.

– Да ладно вам, мой сосед так крепко спит, что не услышал, как я стучал, пришлось к вам, тем более, свет горит только у вас.

– Так ты шестой, – я кивнул самом себе, – панк который, – мы с Эриком оглядели гостя. Тот и правда, выглядел неформально. Не так странно, как народ со станции, но всё равно вызывающе: кольца, цепи, серьги, драная одежда, мелькающие татухи на открытых частях тела.

– Понравился? – он выпятил обтянутую майкой грудь и подмигнул. – Меня, кстати, Мэллиш Тайлер зовут, но можно просто Мэлл. И вот… когда мы познакомились, может всё-таки потрахаемся?..

– Нет! Дуй в свою комнату, и больше так не делай! Вообще, какого черта ты не воспользовался дверью?! – Эрик пылал яростью – всё ещё красный как рак, даже с волосами начал сливаться.

– Система бы потом меня зафиксировала, а так всё спишут на сбой, – кажется, он был доволен собой, но сразу стало ясно, что Мэлл явно не с моей специальности, но всё равно обход системы довольно находчивый. – Спасибо за всё… и за просмотр в том числе, я пошел!

Если бы панк вовремя не убрался, мой рыжик точно бы сорвался, а так я хоть успел перехватить Эрика, когда дверь с щелчком закрылась.

– Вот мудак! – рыкнул он.

Я притянул его к себе поближе и примирительно погладил по голове. Рыжика аж колотило. Чего ж он так нервничает, всё равно моё тело прикрывало его…

Эх, но продолжения явно не будет. Я этому панку потом точно отомщу! И надо бы за окном колья приварить… или самонаводящиеся бластеры!

– Давай спать? – Эрик кивнул и снова улегся в кровать, а я, закрывая окно, вспомнил, что этаж-то трехсотый, а на парне даже экипировки не было.

Он же не летающий?..


Глава пятая или Церемония открытия
Я – вампир. Долбанный кровосос, и, кажется, это точно со стопроцентной вероятностью. И честно, лучше бы меня утром прокололи осиновым колом, чем заставили идти на эту… мутотень. Моя долгая жизненная установка: ночью – работа, днём – сон! А ведь Эрик с утра был очень убедительным – так расписывал о нашей новой жизни, что я встал (спать при таких громких восторгах было невозможно).

Два солнца радостно поднялись, жаля своими гребанными лучами, обжаривая новоиспеченных студентов чуть ли не до хрустящей корочки. Мы кипели на этой сковородке вот уже десять минут. Десять минут моей жизни. Десять минут, которые можно было потратить на сон! Непростительно. Ну почему нельзя было устроить приветствие в здании – их же здесь, как звезд на небе. Но нет, нас затащили на улицу, в самостроительные стадионы. Самострой – это когда постройка нужна на время, или вообще раз-два в год, как в нашем случае, она сама себя собирала и убирала, но была довольно хлипкой. Несколько десятков стадионов сейчас отстроилась на планете, по четыре или две специальности в каждой. Наша специальность была популярной, поэтому наименований было два: «Информационная безопасность» и «Киберостроение». Я сидел вместе с Аки – мы из одной группы, как я и думал. Эрик где-то напротив, как и все смотрит вниз, где готовится выйти один из ректоров, пара преподов из тех, кто вовремя не улизнул, и абсолютно точно деканы наших двух специальностей. Надеюсь, что мы с ними не свидимся… Надоело мне уже на ножах быть с руководителями образовательных сфер! Директора с учителями наконец-то вздохнули спокойно, а вот эти люди ещё знать меня не знают. Я даже попробую поучиться, вдруг хоть здесь будет что-то новое и интересное, желательно ещё и на практике применимое.

– О, вон наш декан и руководитель основного курса теории. Говорят, он раньше работал на совет Двенадцати и военных, доставал им данные, выискивал сталкеров, – возбужденно зашептал на ухо Аки.

Я подавил всплеск страха и как можно больше непринужденно пожал плечами:

– Наверно, как обычно бабушкины сплетни.

– Будет круто, если правда.

– Мы можем это проверить.

– Как? – Аки явно заинтересовался.

– Можно взломать его личное досье?..

Судя по паническому ужасу на лице моего сокурсника, я явно перестарался. Черт, хоть мы тут все как бы полухакеры, но некоторые ребята на деле ничего никогда не ломали.

– Это ж уголовное преступление!

– Нет, преступлением это станет, если нас поймают, – я подмигнул ему, пытаясь отшутиться, но, кажется, снова сказанул лишнего.

– Нет-нет-нет… С меня такого хватит… – прошептал он феерично-подозрительную фразу, но прежде чем мой мозг обработал эту информацию, грянул звук. Нет, даже не так… Грянул ЗВУК! Звучище!

– Кх-кх, – прокашлялся ректор, – простите, мои дорогие, – громкость явно снизили, но студенты всё ещё потирали звенящие уши.

Посреди поля, в нашем круге прямо в воздухе появился огромный торс мужчины. Я глянул поверх стадиона – голограммы заработали повсеместно. Шоу началось!

Я потянулся к валяющемуся под ногами рюкзаку и выудил стакан попкорна.

– Э-э, – Аки почему-то удивленно посмотрел на меня.

Я что-то не так сделал? Представление же… стадион...

А! Он тоже хочет!

Я протянул ему стакан, и Эберт зачерпнул горстку, странно пялясь на неё, а потом едва заметно хихикнул и захрустел вместе со мной. Круто! Я такими темпами тут кучу друзей найду, стану королем социальности!

Мужик в голограмме представился Альем Тарькашеркотом. Офигенная фамилия – прям идеальный пароль: и не забудешь, и хрен кто разгадает. Альем описывал наше прекрасное будущее под тихую классическую мелодию, муторно-скучно-однообразно, но при этом хотя бы мило. Он то и дело промокал лоб платочком, приглаживал усы и краснел, аки девица на выданье. Иногда прекращал говорить и обводил трибуны любовным взглядом, разве что не ахал и руку к сердцу не прикладывал. Вот мужик на правильном месте, явно свою работу любит! Не то, что мой прошлый директор! Ах, свобода, ах, эта жизнь без упреков.

Следующим в этом цирке пошел наш декан – Мелон Партер. Когда подключилась голограмма, наконец-то можно было его рассмотреть. Легкая щетина, красные глаза, помятый махровый халат на помятый костюм, и он вечно поглядывал на голограмму своей инфокарты, даже отсюда я видел, что исполняется какой-то код. Его речь была такая обрывочная, ни одной законченной фразы! А когда он явно мысленно послал всех нахуй и свободной рукой стал кодить прямо на месте в прямом эфире, ректор его чуть отодвинул, давая место другим.

Этот Мелон мне очень понравился! Если он действительно что-то кодил, а не в ферму шпилил, да и почти не тратя времени на весь официоз, то возможно (только возможно!) он сможет меня научить чему-то ещё.

Потом был декан факультета Эрика – бородатый бугай – Хаачур Зоркин. Нейман, наверно, в восторге, прям прототип его братьев, разве что не рыжий, а русый. Широкие плечи, огромные ручищи, пояс с кучей нацепленных емкостей со всякой всячиной. Этого парня, скорее всего, выудили прямо из лаборатории, разве что вид у него был не такой не выспавшийся как у Мелона.

Дальше я уже не слушал, кого надо – посмотрел, а с остальными преподами и на парах дознакомимся. Тем более, кроме пар основного курса, нам впаяли всякие побочные, гуманитарные, типа всеобщего или философии с историей. А эта лабуда у меня сдавалась на раз, главное в легкие побольше воздуха и тарабанить, пока с зачетом не выставят вон.

– Эй, – я ткнул Аки локтем.

– Чего? – он наклонился ко мне, краем глаза наблюдая за голограммой с молоденькой преподавательницей, которая расписывала, как здорово мы все вместе повторим основы всеобщего.

– Я так понял, ты немного… хакер?

Его глаза можно описать только в сравнении с моими, когда я чувствую опасность из-за тайны о сталкерстве. Меня даже на секунду посетила мысль, что я снова встретился с родной душой, но как прилетела, так и улетела. После шока, Эберт чуть не затрясся от страха.

– Ммм, а что такое? – он сглотнул, ожидая моего ответа.

– Просто показалось. Я вот это делал ради работы, а раньше, в средних классах ради забавы и проверки.

Хочешь что-то выудить из человека, дай ему кусочек своей тайны… Ладно-ладно. Это не моя мысль. Я читал книги про общение с людьми.

– А я как-то нет. Никогда. Ни с кем!

Херня эти ваши руководства для чайников!..

– Ну, значит, мне показалось, что я нашел кого-то похожего, – я напряг мускулы, складывая лицо в умильную моську, вовсю пародируя Эрика, и сделал вид, что отстал.

А вот няшная харя дала зеленый свет. Аки как-то смутился и придвинулся ещё ближе. Эй-эй! Люди напротив подумают, что мы целуемся! Если Эрик даст мне в глаз ещё раз – череп точно не выдержит.

– Ну, я немного. Но директор спалил, и меня отстранили, ну и ещё много чего…

– Так меня тоже! – я аж поперхнулся от удивления. Этот трясущий хлюпик что-то ломал?!

– Есть такой ресурс – ХСО…

– О-о-о! Я там тоже есть, но погоди! Ники раскрывать пока не будем, ладно?

– Угу, – он кивнул. – Так вот, я там брал задания… И как-то… увлекся… Но это давным-давно в прошлом! Теперь я хочу защищать ресурсы! – он выпятил грудь, а я приподнял бровь.

– Чтобы защищать, нужно уметь ломать! – заявил я ему своё кредо, но Аки лишь поджал губы. Видимо, его как-то хорошо поймали; разница лишь в том, что я забил на людей, а он – нет. Даже не знаю что хуже.

– Кстати! – я крикнул непозволительно громко и все вокруг недовольно покосились. Ох, зануды одни… – Кстати… – уже тише снова начал я. – Мы вчера твоего соседа видели!

– В смысле?

– Ну панка, с синими волосами.

– Когда я проснулся, то был один.

– Странно…

Мне это точно не приснилось, так как утренний стояк был такой же болевой, как и все в последние дни. Да и зад не болел… И у Эрика тоже.

– Вы в зал выходили? – не унимался Аки.

– Он через окно влез!

– Пффф! – Эберт обеими руками схватился за рот и весь затрясся в приступе смеха.

– Правда!

– Ага, с крыши по тросу, наскалолазничал!

Аки, похлопал меня по плечу, будто я сейчас выдал неебически охрененную шутку, а я вдруг задумался – тросы. Был ли трос? Нужно проверить!

На инфокарту пришло сообщение от Эрика: «Я тут познакомился с группой, мы вместе сходим в деканат, встретимся вечером».

Эх… Ну вот и настал тот момент, когда мне нужно делить его и с другими. Я подавил в себе ревнивца и сбросил ему ответ: «Но вечером ты полностью мой! Продолжим вчерашнее ;)».

Интересно, он покраснел или ухмыльнулся? Этот чудик всегда реагирует одной из строго противоположных эмоций? Ответа не было. А это значит, что молчание – знак согласия! Надо только окно забаррикадировать, дверь на всякий случай и можно творить что угодно!

Преподы внизу почти заканчивали, судя по всеобщей усталости, да и жара не спадала, кто-то даже сбежал с трибуны.

– И последнее! – Альем снова завладел голограммой. – Каждому лично сейчас придут инструкции, правила безопасности, расписание комендантских часов, пропуски и расписание пар. Также данные о вашем личном кураторе-помощнике из старшеклассников – он или она вам помогут со всем разобраться. Куратор – это необязательно, только если сами ему напишете. Спасибо всем большое за внимание, спасибо коллегам, что пришли поддержать. До свидания, можете расходиться.

Мы с Аки благоразумно остались на местах. Ещё бы! Толпа ломанулась так, что любой неверный был бы затоптан и вколочен в сидушки. Мы же с Эбертом проверяли инфокарты: всё, как и обещал директор пришло, только вот у меня было одно странное письмо, помеченное как «Важно!».

«Добрый день, мистер Фишер. С вашего предыдущего места учёбы пришла рекомендацию о выдаче вам особого наставника, временно вместо куратора. Им назначен университетский психолог Герхард Оханс. Вам нужно в течение восьми часов прийти к нему, чтобы лично обговорить время. Вся дополнительная информация в приложениях А, Б и В»

Я поморгал. Перечитал. Перечитал на пару с Аки.

Ну охренеть теперь! Гребанный директор из школы, зараза пухлая! Ну я ему ещё устрою попозже вирусную атаку – будет легче вынуть инфокарту и забыть о ней, как о страшном сне, да уехать за город!

– Они имеют на это право? – шепотом спросил Аки, глядя, как я задыхаюсь от злости.

– Имеют, в моем случае сто процентов, – со злостью выдохнул я и задумался.

Ведь психолог не виноват, и он не может заставить меня говорить – я только обязан являться пред его очи. Хм… а ведь можно…

– О! – я резко подскочил и почти решил сбежать, как Эберт, схватил меня за локоть.

– Ты куда?

– Как куда? – я улыбнулся во все тридцать два. – Печь печеньки!





Вопрос: И вместо тысячи слов:
1. Спасибо :)  3  (100%)
Всего: 3

@темы: яой, хакеры, фантастика, слэш, ориджинал, нц-17, научная фантастика, главы, взломай меня, если сможешь, slash, nc-17

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Рассказы мятной панды

главная